На главную   Содержание   Следующая
 
ЧУДО В РЕШЕТЕ
(Новогодний детектив)
 
После долгих недель пасмурной погоды утром 31 декабря наконец-то засияло солнце, и в его лучах зимний мир так преобразился, что Игорь Иванович уступил инстинкту фотографа и около девяти, соответствующе одетый и экипированный, выехал из города на своем старом "форде". К пяти он намеревался вернуться домой, пообедать, отдохнуть, а к девяти вечера отправиться в ресторан и встретить в компании старых друзей Новый год.


Натурные съемки не разочаровали его, а когда он остановил машину у озера - главного украшения заповедника и конечного пункта поездки - то и вовсе замер в восхищении. Совершенно круглый водоем лежал перед ним сияющим драгоценным камнем удивительно светло-голубого цвета, словно драгоценность, брошенная природой в белый бархат снегов. Проваливаясь чуть ли не по колено в снег, он подошел к берегу, сделал несколько снимков - и вдруг почувствовал, что что-то изменилось.


Солнце исчезло, и сияние зимы померкло. Бриллианты и жемчуга превратились в стекляшки, бархат - в холстину. Игорь Иванович глянул на часы: без четверти три, слишком рано даже для зимнего заката. Он поднял голову и испытал разочарование, знакомое лишь фотографам: солнце спряталось за неизвестно откуда взявшиеся тучи. И хотя ничто не мешало ему приехать сюда после праздников, в любой солнечный день, настроение Игоря Ивановича подпортилось. Он попробовал снимать при пасмурном освещении - не то.


Бросив прощальный взгляд на озеро, он побрел к машине. Мелькнула нелепая мысль: а хорошо бы встретить Новый год здесь, в одиночестве! По крайней мере, небанально - и честно. Друзья, позвавшие его в ресторан, в сущности, не друзья, а коллеги по работе. О чем они станут говорить после первой же рюмки? Да все о том же, о буднях, удачах и жестокостях того мира, к которому он сам принадлежал полгода назад. Но он уже не там. Он - бывший, он - пенсионер, он еще не чужой, но уже не свой.


Новый год - домашний праздник, который полагается встречать с семьей. Была у него и семья: мама, жена и сын. Но мать умерла, жена бросила, а сын уехал за границу. И он заполняет свое свободное время - а его что-то слишком много - тем, что пытается изображать из себя фотографа. Только что-то плохо продаются в фотобанках его пейзажи и предметы.

Внезапно в грустную симфонию размышлений ворвалась неожиданная нота в виде визгливого собачьего лая. Неизвестно откуда взявшаяся собака запрыгала вокруг Игоря Ивановича, буквально захлебываясь от злости. Пока он отмахивался от пса, из-за деревьев вышел еще один непредусмотренный программой персонаж - рослый бородатый мужик в потертой короткой дубленке, ушанке, валенках - и с ружьем. Вместо приветствия он поинтересовался у Игоря Ивановича, что он здесь делает.

- А вы кто такой? - спросил в ответ Игорь Иванович.
- Я здешний лесник. Так что вы делаете в заповеднике?
- Фотографирую природу.
- Машину тоже фотографируете? Не видели, когда въезжали, правила пребывания в заповеднике? Пользоваться автомобильным транспортом воспрещается!

Игорь Иванович скривился. Разумеется, он был неправ, но глупое самолюбие заставило его затеять бессмысленный спор.

- А, так я должен заплатить еще и "за использование лесных ресурсов"? Штраф за транспорт и сбор за мифические ресурсы?

- Ты такой умный, да? Так представь, что от леса останется, если по нему вот такие... будут на машинах разъезжать и еловый молодняк вырубать!
- Ты чё, с дуба рухнул? Какой молодняк? Ты вообще знаешь, кто я?
- Нарушитель, а может, и браконьер. Ишь, фотоаппаратом прикрылся! Багажник покажи!

- Права не имеешь, - уверенно ответил Игорь Иванович, получивший в свое время - пусть и заочно - высшее юридическое образование. - Ты мне лучше покажи копию постановления о сборе "За использование лесных ресурсов". И квитанцию выпиши.
- Пошли ко мне, я тебе все покажу, - раскраснелся и без того не бледный лесник.
- И пойду. И даже поеду.
- Э нет, машину тут оставь. Нельзя. Да и не проедешь.
Вязкий, ненужный и утомительный разговор закончился пешим походом в сторожку лесника - по его же следам, одному ему ведомыми тропами. Собака, уже молча, бежала за ними. Через некоторое время успокоившийся лесник заговорил с неожиданным визитером уже спокойнее, да и тот подостыл.
- Вот лисица пробежала, - показывал лесник на мелкие, похожие на собачьи следы на снегу. - А здесь кабан спину о ствол чесал. Я в лесу 20 лет живу, для меня он весь - открытая книга. Я по любому следу пройду, любой след распознаю.

Через полчаса перед ними открылась большая поляна, окруженная высокими деревьями в снегу.

Дом лесника, стоящий посреди поляны, выглядел весьма живописно: настоящая "избушка на курьих ножках", сложенная из толстых бревен; с покатой заснеженной крышей, небольшими окнами в резных наличниках и крыльцом в две ступеньки. Из-за избушки справа выглядывало какое-то приземистое строение - как пояснил хозяин, дровяной склад; чуть поодаль стояла небольшая банька. Между домом, складом и банькой хозяин расчистил в снегу неширокие дорожки, но вокруг лежал белый, пушистый, нетронутый снег. Из лесу к дому вела двойная цепочка следов - человечьих и собачьих, и Игорь Иванович невольно подумал, что лесник мог бы немного помахать лопатой и проложить дорожку и по поляне.

- Живописный у вас домик.

- Тоже сфотографировать хотите?

- Без вспышки не получится - уже слишком темно.
Начавшийся таким солнечным утром день догорел как-то чересчур быстро. Небо потемнело, порыв ветра стряхнул снег с еловых лап, и Игорь Иванович подумал, что сегодня, пожалуй, не избежать снегопада.

- К метелице идет, - стряхнул валенки лесник на крыльце. - Ладно, оформлю по-быстрому, чтоб вы вернуться домой успели.

По-быстрому, однако, не получилось. Не успели они раздеться-разуться (лесник уступил гостю свои старые тапки, а сам остался в шерстяных носках) и пройти на кухню, как завыл ветер, и в окна ударили первые белые хлопья. Снегопад мгновенно перешел в метелицу, а метелица - в настоящую зимнюю бурю, к большому смущению лесника.

- Подставил я вас. Как теперь из лесу выберетесь? Пока до машины дойдете - ее заметет.

Игорь Иванович вместо ответа осматривался по сторонам с неожиданным любопытством.

Центром кухни, уютной и очень обжитой, была большая старинная печка, облицованная расписными изразцами. С печкой негласно соперничала современная газовая плитка на две конфорки: на одной конфорке стоял старый чайник - без свистка, с длинным носиком, на другой - кастрюля с облупившейся эмалью. Рядом с металлическим рукомойником того примитивного типа, который до сих пор сохранился в старых поездах, стояло ведро с водой, заботливо прикрытое пластиковой крышкой. На угловой полке у окна раскинул рожки-антенны маленький телевизор. Довольно большой стол с массивными ножками был покрыт вытертой, но чистой клеенкой. Над столом висел стенной шкафчик, на дверцах которого были намалеваны розочки в стиле жостовских подносов. С потолка живописно свешивались гирлянды сушеных грибов, лука и жгучего перца. От обилия предметов интерьера кухня казалась маленькой, и в то же время в ней чего-то не хватало.

- Хорошо у вас ... вот только холодильника не вижу.

- Мне без надобности, я припасы держу на чердаке. Ну так как? Пообедаем - я с утра не жрамши, и я вас отведу к машине.

После сытного обеда Игоря Ивановича разморило самым банальным образом. Мысль о том, чтобы прямо сейчас выходить на мороз, идти через упорно не унимавшуюся вьюгу через лес, раскапывать машину и пытаться выехать, преодолевая сугробы, показалась дурацкой, бессмысленной и нелепой. Куда идти, зачем идти, если здесь так хорошо и тепло? Тем более, что скорее всего машина застрянет в сугробах, и ему придется или ночевать в ней, или пилить обратно через метель на эту же кухню.

- А какие у вас планы на сегодняшний вечер? - спросил он хозяина, доставшего из стенного шкафчика жестяную чайную банку с изображением британского парламента.

- Какие планы... Встречу Новый год, посмотрю телевизор, и лягу спать.
- Если вы не против, я составлю вам компанию.

К счастью, в заколдованном лесу был роуминг, и Игорь Иванович без труда дозвонился до Алексея - организатора новогоднего банкета. И хотя Леха произнес все положенные в таком случае слова, Игорю Ивановичу показалось, что бывший сосед по кабинету не слишком огорчен его отсутствием.

- Вы что же... тоже без семьи? - осторожно поинтересовался хозяин, и этот вопрос послужил началом долгой и неожиданно откровенной беседы между двумя совершенно разными людьми, которых метель свела под одной крышей в новогодний вечер. Откровенности сильно способствовала поллитровка с мутноватым самогоном, причем хозяин после третьей счел нужным извиниться за скромное угощение:

- Угостил бы элитным напитком, да случилось тут... чудо в решете.
- А что такое?
- И смех, и грех - но второй день успокоиться не могу. Головоломка какая-то. Может, вы, как мент, разгадаете?
- Я бывший мент.
- Э, нет, бывших ментов не бывает.
- Да что случилось-то?

- Украли у меня коньяк "Наполеон" - вот что. Мне его еще полгода тому подарили, а я все не решался приступить. Думал, Новый год с ним отпраздную. Мистика! Живу я один, чужие здесь не ходят. Особенно теперь, когда вон как замело. И вот, пожалуйста: вечером коньяк был, а утром исчез! В леших я не верю, в домовых тоже...

- Стоп, стоп, стоп, - поддел вилкой маринованный огурчик Игорь Иванович. - Давайте по порядку. Когда вы обнаружили пропажу?

- Когда вчера в обед полез в шкафчик за чаем. Было около трех. Я из лесу вернулся и хотел согреться. Видите, у меня все на своих местах. Вот здесь, - он поднялся и отворил стенной шкафчик с розочками, - на нижней полке жестянки с чаем и кофе, соль, перец, приправы, на верхней - посуда, какой редко пользуюсь... а вот в углу стоял "Наполеон". Открываю - и вижу: что-то не то. Присмотрелся - а коньяка-то и нет.

Игорь Иванович привстал и заглянул в шкафчик. В углу верхней полки отчетливо выделялся темный круг, не припорошенный пылью. Судя по ее количеству, посудой с верхней полки хозяин и впрямь пользовался крайне редко, и выглядела пыль нетронутой - ни отпечатков пальцев, ни других отметин. Вор не шарил по полке - сразу взял бутылку и был таков.

Осмотрев шкафчик, гость и хозяин вернулись за стол.
- Что-то еще пропало?
- Нет. Коньяк вор взял, а деньги искал, да не нашел.
- Почему вы так думаете? Что искал и не нашел?
- Потому что заначка лежит там, куда я ее положил, в тайнике, - удивился непонятливости гостя лесник. - И ружья на месте. А больше у меня ничего ценного нет.

- Но вы сказали: "вор искал, но не нашел". Почему вы думаете, что он искал деньги? Какие-то вещи в доме лежали не на своих местах? Видно было, что рылись, искали?

- Да нет, в том-то и дело! Если б я не полез за чаем, то ничего бы и не заподозрил!
- То есть все выглядело, как обычно?
- Да.

- Точно ничего не изменилось? Не переставлено, не испорчено? Значит, вор ничего не искал. Или не успел, или не хотел. Конечно, возможен вариант тщательной маскировки поиска, но это тогда не к нам, это к спецслужбам. Домушники следы обычно оставляют.
- То есть вы считаете, что кто-то пришел именно за коньяком?
- Пока я ничего не считаю. А когда вы, так сказать, видели коньяк в последний раз? Помните?

- Чего ж тут не помнить - позавчера вечером. Я его видел всякий раз, когда брал в шкафчике жестянку с чаем. 29-го я дотемна в лесу задержался, аж Жучок нервничать начал, вернулся домой уставший, с полчаса вздремнул, потом пошел на кухню обед греть. Обед выдался поздний, как у аристократа, так что чай я сел пить около шести. Значит, где-то без четверти шесть открывал шкафчик и видел коньяк. Бутылка стояла на месте. Я ведь понимаю, к чему вы клоните! Вы хотите установить время преступления, так?

Игорь Иванович кивнул.

- Я тоже над этим думал. По времени выходит, что коньяк украли в промежутке с 17 часов 45 минут 29 декабря до 17.00 30 декабря, так? Но 29-го его никак украсть не могли, потому что я был дома! Как вернулся из лесу, так больше никуда и не ходил. На ночь я всегда запираюсь изнутри на засов - мало ли. И 29-го заперся, как всегда - в половине десятого. Я ложусь рано, обычно в десять уже в постели. Окна на зиму заклеены, в форточку человеку не пролезть, да я ее и запер; в печную трубу - тоже. Входная дверь в доме одна. Есть еще слуховое окошко на чердаке, но оно маленькое, тоже отпадает. Стало быть, ночью коньяк украсть не могли. Но и 30-го не могли, вот в чем засада!

- Почему?

- Да потому, что в ночь с 29-го на 30-е шел снег, и когда я 30-го утром вышел на крыльцо, на свежем снегу вокруг дома не было ни одного следа - ни звериного, ни человеческого! А когда я к трем вернулся домой, то след был только один: мой! И вел он в лес. Я вчера, когда пропажу обнаружил, не только дом - всю поляну обошел, и лес по кругу - и ни одного человеческого следа, кроме моего! И один звериный - Жучка. Жучок, кстати, ничего не учуял. Но на кухне ему трудно взять след - слишком много запахов. Ни одна живая душа к дому вчера не подходила - а "Наполеон" исчез!

- Черт... - А не мог преступник как-то замести свои следы?

- Так видно было бы, что заметали! А так снег нетронут, и никаких следов, кроме моих и Жучка. Разве птицы еще. И так в радиусе 2 км.

- Хорошо. Для первичной версии информации достаточно. Итак, сам коньяк отрастить крылья и улететь не мог. 30 декабря его украсть не могли, потому что к дому ни один человек не подходил, кроме вас. Вариант высадки парашютистов на крышу исключаем. 29 декабря его тоже украсть не могли, потому что вы и Жучок были дома и никого не видели. Значит, коньяк: а) украли не 29-го и не 30-го, а, например, 28-го, и вы перепутали дату последней встречи с "Наполеоном"; б) коньяк украл не человек, а птица или домовой; в) коньяк вообще не крали. Бутылку взяли вы, и забыли об этом. Вторая версия сомнительная: птица унести бутылку не сможет, а следов более крупных животных не обнаружено. Домовые в нашей картине мира отсутствуют как класс. Для первой и третьей версии вы должны страдать провалами в памяти..
.
Раскрасневшийся лесник обиженно откинулся на спинку стула и засопел.
- А вот этого - не надо! Я что - похож на алкаша?!

- Кто сказал слово "алкаш"? Частичная амнезия может быть вызвана черепно-мозговой травмой, менингитом, посттравматическим синдромом...
- Синдром, говоришь? Смотри сюда.
Лесник встал, взял стоявшую у печки кочергу, скрутил ее в узел и тут же раскрутил, после чего вытер вспотевший лоб полотенцем и включил телевизор. Версия гостя явно его задела, так как под нос он бормотал что-то вроде "приперся хрен с бугра и хамит... малахольного нашел, твою мать".

В телевизоре запел Филипп Киркоров.

Игорь Иванович на миг почувствовал себя виноватым, но только на миг.
- Следователь обязан подозревать всех. Неужели детективы не читали?
- Извините, мистер Холмс, не узнал вас в гриме. Или вы эта... мисс Марпл на задании?

- Ладно, проехали, - кивнул гость. - Наливай. Всего четыре часа осталось, проводим старый год.
После двух рюмок увлекательный разговор возобновился под какое-то дурацкое развлекательное шоу. Оба собеседника перешли на "ты", став для друг друга соответственно "Иванычем" и "Степанычем".

- Нет, Степаныч, чудес не бывает, - мотал головой гость. - Мы эту загадку все равно разгадаем. Теперь это вопрос профессиональной чести. Расскажи мне подробно, чем ты занимался 29-го после чаепития.
- Ружье чистил. Потом дрова пилил в сарае.
- Долго пилил?
- Час.
- Когда это было?
- Где-то с семи до восьми. Кстати, тогда и снег мести начал.
- Когда ты в сарай пошел, входную дверь запер? Нет? Отлично. Что-то необычное имело место, пока ты дрова пилил?
- Дай вспомнить... А, Жучок залаял. Я на всякий случай выглянул из сарая - никого. Верно, куницу или лису учуял. На людей он иначе лает - ты сам видел.
- Когда примерно Жучок залаял?
- Точно не скажу... Ближе к восьми, чем к семи, потому что большую часть работы я тогда уже сделал. Может, без двадцати восемь, может, без пятнадцати.
- Когда ты выглянул на лай Жучка, снег уже шел?
- Начинался. Но земля была еще голая. Это все в ту ночь насыпало, декабрь в этом году бесснежный выдался.
- Хорошо. Что потом было?
- Ничего. Принес дров, покормил Жучка, пол на кухне протер - очень уж грязный был...
- То есть после восьми вечера ты из дому не выходил?
- Нет. Сортир в сенях, как ты заметил, так что нужды не было.
- А ты сидел на кухне или перемещался по дому? Сколько у тебя комнат?
- Две. Не понял вопроса.
- Ты заходил во все комнаты? Там никого не было?
- А, ты насчет чужих... Во все, конечно. И Жучок лежал в коридоре. Никого не было.

- Еще один вопрос: когда ты закончил с дровами, снегом хоть немного землю припорошило?
- Да. Тоненьким таким слоем... как сахарная пудра. И никаких следов на нем не было, кроме лап Жучка.
- Угу, понятно...
- Погоди-погоди... Ты хочешь сказать, что Жучок залаял на вора? Что он пришел без двадцати восемь, взял коньяк и ушел? По лесу в метель? Рискуя сбиться с пути и замерзнуть?
- Это одна версия.
- А вторая какая?

- Вор вообще не выходил из дома. Ни 29-го, ни 30-го. Посуди сам: вор мог зайти в дом только в промежутке с 19 до 20-ти, но скорее всего это было в 19.40 или 19.45, когда Жучок дал знать о его появлении. Вышел он - если вышел - практически тотчас, потому что на свежевыпавшем снегу не было следов.

- Не было этого. Ни за что Жучок не пустил бы чужого.

- Степаныч! Ты меня удивляешь. Какой чужой? Вор знал, где стоит коньяк, он не искал его - значит, бывал у тебя в доме! Он сидел на этой кухне! Может, на той же табуретке, что я сижу. Потому и Жучок один раз тявкнул! Он просто поздоровался. Поздоровался - но не попрощался, из чего я делаю вывод, что вор из дому не вышел.

- Погоди, - замахал руками Степаныч. - Погоди. Если вор тут бывал, то он должен знать, что вечерами я всегда дома! Зимой - точно! Он что, экстрасенс и заранее знал, что я час проторчу в сарае?
- Он не знал, Степаныч. Он пришел не красть, а выпить.
- Выпить? То есть я этой гниде уже наливал?
- Именно, Ватсон! Он пришел зимним вечером, гонимый мучительной жаждой. Он вошел в дом, благо, не заперто, увидел, что тебя нет... Ты свет в кухне выключал, кстати?
- Нет...
- Вот. Он решил подождать - ясно же, что хозяин где-то рядом! Кстати, он мог оставить следы на полу, но так как пол был грязный, ты, когда вернулся из сарая, их не приметил. Да... В общем, ты задержался, а он по дороге замерз и очень хотел согреться. Открыл шкафчик, увидел, что коньяк на прежнем месте - и не выдержал. Схватил бутылку и к двери - а тут ты идешь. Что оставалось несчастному? Только ринуться на чердак. Там он вылакал "Наполеон" и свалился в отключке до утра. Ты когда последний раз был на чердаке?

- Позавчера утром... 29-го. Постой. Ты хочешь сказать, что второй день в моем доме вор, а я ни сном, ни духом?

- Именно. Я даже знаю, кто он. То есть не имя, а социальный профиль. Это алкаш и маргинал. У него никого нет, он жалок, он утратил цель в жизни, но умирать еще не хочет, воля к жизни до конца не утрачена, и мозги еще не совсем пропиты.

- А это откуда?
- Элементарно, Ватсон! Человек идет в лес на ночь глядя в надежде выпить - кто на такое способен, кроме алкаша? Ближе ему негде не нальют, иначе б он не перся так далеко - стало быть, маргинал. Если бы он был менее жалок и труслив, то, даже выпив, подождал бы хозяина, покаялся - ну не убили б вы его за этот коньяк, верно? Но, если б мозги были совсем пропиты, он не смог бы так эффективно прятаться двое суток.
- Если он не пропил все мозги, так чего не убежал тогда 30-го днем? А, черт, я ж запираю дверь снаружи! Но вчера после обеда я баню топил, а дверь в дом не запирал. Что ж не смылся?
- А куда ему идти, старику Мармеладову? Я думаю, ему здесь нравится. Говорите, у вас чердак вместо холодильника? И много там жратвы?
Диктор сообщил, что сейчас перед телезрителями выступит президент с новогодним поздравлением, но оба собеседника не обратили на его слова ни малейшего внимания.
- У меня там и окорок олений, и рыба копченая висит, - помрачнел лесник. - Блин, неужели сожрал? А где он воду берет?

- Ты еще спроси, куда он по-большому ходит. Спускается вниз, пока тебя нет, и пьет из-под крана. Ну и сортир посещает... Но поскольку он понимает, что следов оставлять нельзя - и не оставляет! то мозги еще есть. Хитер, собака. Подозреваю, что он бывший интеллигент или что-то в этом роде. Пришел он из деревни... Бывший агроном? Счетовод? Спившийся ветеринар?
С этими словами Игорь Иванович разлил самогон по рюмкам.

- Учитель... - прошептал лесник. - Викентьич-математик... Да ну, не может быть...
Президент завершил свое выступление, и золотая стрелка побежала по синему циферблату. Последние секунды старого года истекали. За окнами бушевала вьюга.

- Ну что, с Новым годом! - гость поднял рюмку, и в это мгновение Жучок залаял в сенях.

- С Новым годом! - гость и хозяин встали, стукнувшись рюмками под оглушительный звон курантов. Именно он помешал им услышать скрип открываемой двери, так что внезапное явление застало их врасплох.
Под звуки гимна на пороге кухни появилось привидение - маленький красноносый и седой человечек со сморщенным лицом, в синих спортивных штанах и старой телогрейке лесника, которая доставала ему до колен.

При виде его лесник выронил рюмку на пол.

- Викентьич! Твою мать!
- С Новым годом! - прохрипел человечек с жалким подобием улыбки. - Я пришел к тебе с приветом... Я с Галей поругался... и прибежал к тебе в тапках и фуфайке.
- Скажи одно, - схватил его за плечо постепенно приходящий в себя лесник, - на хрена ты на чердаке прятался? Боялся меня, что ли?
- Стыдно было. Я ж знаю - коньяк дорогой...
- Но почему два дня?
- Галку хотел наказать, ну и сидел, как Маугли... И вот вышел к людям... новогодняя ж ночь, - забормотал старичок.
- А с мотивом я отчасти ошибся, - не без досады заметил Игорь Иванович. - У него есть жена, и он прятался назло ей.

При звуках его голоса лесник, на миг позабывший о госте, повернул к нему голову:
- Ну ты шаман, однако!

В голосе его прозвучало искреннее восхищение.
- Давайте я вас сфотографирую на память, - предложил гость. - Так, ты встань сюда, ты сюда, улыбаемся...Готово!

Фотография, которой суждено было в апреле занять первое место на международном конкурсе, получилась атмосферная и жизненная.

- А знаешь, ты прав, Степаныч,- сказал Игорь Иванович, опуская фотоаппарат, - бывших ментов не бывает. - Так выпьем за это! - предложил Викентьич, не сводя глаз с бутылки, на дне которой еще плескалось немного огненной жидкости. - И чтоб все у нас было хорошо.
 
Rambler's Top100 List.ru - каталог ресурсов интернет