Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Страшная месть
 
Быть заместителем начальника - удел мало завидный: с одной стороны, он вынужден делать самую неприятную часть работы шефа, с другой - в случае провала его выставляют перед высшим руководством как козла отпущения, и все это на фоне скрытого недоброжелательства рядовых сотрудников, особенно если этот зам вчера еще был таким же рядовым. Надбавка к зарплате не компенсирует удлинения рабочего дня, а психологические бонусы едва уравновешивают потраченные нервные клетки. Нет, завидовать решительно нечему; но Юлия Павлюк считала иначе и назначение на должность заместителя начальника отдела Клементины Гусевой сочла не более и не менее, как личным оскорблением.

Правда, Клементина работала в фирме вдвое дольше Павлюк и втрое добросовестнее; она не пререкалась с начальством, безропотно выходила на работу в выходные и принадлежала к типажу добросовестных пчел, готовых без устали носить мед в чужие соты. Не для кого не было секретом, что начальник отдела, добродушный Сергей Иванович, со скрипом и вздохами кое-как дорабатывавший последние годы до пенсии, для того и добился назначения Клементины, чтобы с чистой совестью бить баклуши: в том, что Гусева в срок подготовит все отчеты, планы и докладные, сомневаться не приходилось, ну, а указания по-прежнему будет раздавать он. Юлия, так же как и остальные сотрудники, понимала всю условность этого назначения, но даже призрачное превосходство, даже иллюзия начальственной власти, которой наделили Клементину, казалась Павлюк нестерпимой. Во-первых, замом должна была стать она, Юлия, а не это ходячее недоразумение. Уж она бы показала этим разленившимся офисным клушам, где раки зимуют. Во-вторых, раз уж ну никак нельзя назначить ее, то пусть бы назначили кого угодно - только не эту и.о. Кати Пушкаревой из известного сериала.
Юлия терпеть не могла Клементину, хотя, задай ей кто-нибудь вопрос: 'А что она тебе сделала?', Павлюк при всем желании не смогла бы найти внятной причины. Впрочем, разве женская ненависть нуждается в причинах? Гусева раздражала Юлию, как пятно на скатерти. Раздражало ее идиотское имя - вы еще кого-нибудь знаете с таким именем? Раздражала ее манера все время переспрашивать. Раздражала шуба из искусственного каракуля. И даже полное отсутствие у Клементины личной жизни, уж совсем никакого отношения к Павлюк не имевшее и никоим образом ее не касавшееся, почему-то вызывало приступы раздражения.

И теперь, проклиная Гусеву и желая ей всяческих несчастий - вместо того чтобы наслаждаться воскресным отдыхом - Юлия не забыла пожелать конкурентке помереть старой девой. 'Или нет, - внезапно передумала она, - чтоб над тобой поиздевались и бросили. Чтоб ты до конца дней бром пила. Вот черт, штуки б не пожалела, чтоб найти человека, способного проделать с этой дурой такой фокус'. С этой в высшей степенью доброжелательной и благородной мыслью Юлия уснула, а когда проснулась, то поняла, что никого искать не нужно: она в состоянии все сделать сама.

Найти Клементину на 'Одноклассниках' не составило никакого труда; сложнее было сочинить виртуального персонажа, который должен был очаровать неизбалованную мужским вниманием Гусеву. Казалось бы, чего проще: создать новую страничку на тех же 'Одноклассниках', разместить фотографию малоизвестного актера, сочинить биографию - и вперед, но Юлия не хотела рисковать. Клементина должна влюбиться по-настоящему, а для этого персонаж должен быть максимально реальным, или, точнее, реалистичным. Решение пришло неожиданно, когда Юлия, в десятый раз перешаривавшая Интернет в поисках нужной фотографии, наткнулась на домашнюю страничку какого-то симпатичного австрийца. Там было все, что нужно: много личных фотографий, коротенькие рассказы о своей жизни, список любимых фильмов и песен. Сначала Юлия хотела на основе этой странички слепить отечественного персонажа, но, убедившись, что сайт австрийца заброшен, решила попросту писать Клементине от его имени по-английски. Для проверки она еще написала на емейл, указанный на сайте - но г-н Кристиан Ханеке из Каринтии ничего не ответил. Прекрасно: если вдруг Клементина задумает написать на этот адрес, не стоит опасаться разоблачения.

Первое письмо Кристиана Юлия сочиняла долго: план, до того казавшийся просто блестящим, вдруг потускнел и породил сомнения. Клюнет ли Клементина? Поверит ли в австрийца, влюбленного в славянскую культуру и в порыве любви зарегистрировавшегося на 'Одноклассниках'? Она, Юлия, ни за что бы не поверила. А эта фраза: 'Вы похожи на тургеневскую девушку и это заставило меня написать Вам' - не покажется ли она нарочитой, книжной? Да и серая моль, вообще-то, не тождественна тургеневской девушке. 'В любом случае я ничем не рискую', - подумала Юлия и нажала на 'Send letter'. Жаль, Гусева сидит теперь в отдельном кабинете, и не удастся увидеть выражение ее лица, когда она получит послание от заграничного принца.

Ответ Клементины пришел в тот же день. Коротко, довольно сдержанно Гусева ответила на несколько вопросов, заданных романтичным Кристианом; сама же никаких вопросов задавать не стала, словно не веря до конца, что вся эта переписка - всерьез. Но Юлии и этого было более чем достаточно. Рыбка клюнула. Операция 'Заграничный принц' началась.
Письмо за письмом, рассказ за рассказом, день за днем - Клементина все сильнее втягивалась в переписку с загадочным незнакомцем. Кристиан, несмотря на весьма приличное положение в обществе - он был владельцем стоматологической клиники, и симпатичную внешность, в свои 35 был еще не женат. Впрочем, в Австрии в этом возрасте только задумываются о создании семьи. Кристиан много лет искал родственную душу, и в описании его идеала только слепой не узнал бы ее - Клементину. Но и она, в свою очередь, с неуверенной радостью узнавала того, кого ждала столько лет: на его домашней страничке половина его любимых фильмов и песен были и ее любимыми.

С жестокой радостью Юлия наблюдала, как медленно, но уверенно расцветает ее врагиня, как меняется ее выражение лица, взгляд, походка, как поднимаются опустившиеся плечи - из женщины, которая не нужна даже себе, Клементина превращалась в женщину, у которой кто-то есть. Она наконец-то избавилась от мышиного цвета волос, перекрасившись в насыщенную шатенку; купила новый темно-зеленый плащ, стала каждый день подводить глаза и губы. Разумеется, фотографии в обновленном виде пачками отправлялись Кристиану - то есть Юлии, которая не уставала восхищаться: 'Как ты прекрасна! Ты превратилась в богиню! Я любуюсь тобой каждый час!'

'Только напиши, что любишь, - думала Юлия, - только напиши. Тут тебе и конец придет. Я скажу тебе всю правду - лично, глядя в глаза. Или, еще лучше, повеселю весь офис'. Бесспорно, обнародование чудовищного розыгрыша должно было ударить не только по нервам, но и по репутации Гусевой - рабочий компьютер не для переписки с иностранными женихами, но Юлии этого было мало. Клементина должна была полюбить Кристиана - тогда удар стал бы для нее по-настоящему сокрушительным.

В начале мая - в прекрасную, романтическую пору - Кристиан наконец-то признался в любви Гусевой. Юлия с замиранием сердца ждала ответа. Вопреки обыкновению, Клементина не отвечала целых три дня, и Юлия начала волноваться. А если она попросит телефон? Или захочет пообщаться по скайпу?

Когда долгожданное письмо наконец пришло, Власюк открывала его дрожащими пальцами.

Дорогой Кристиан!
Прости, что так долго не отвечала, но мне нелегко было решиться написать то, что я должна написать. Меня безумно обрадовало твое признание в любви - и одновременно причинило сильную боль. Я виновата перед тобой, но я не знала, что наши отношения зайдут так далеко. Мне очень жаль, но мы никогда не сможем быть вместе. Ты не переедешь в Украину, а я не могу переехать в Австрию. Я не могу оставить маму, а она никогда к вам не переедет. Дело в том, что она родилась в концлагере, и я ее единственный и поздний ребенок. Я понимаю, что ты ни в чем не виноват, но она до сих пор не может слышать немецкую речь. Очень жаль, что все так получилось. Прости меня, если сможешь. Постарайся не писать мне - мне так будет легче тебя забыть.

Еще раз прости. И прощай.
Клементина


- Твою :. !!!!!! - выругалась матом Юлия так, как не каждый пьяный грузчик сумеет. Хорошо, что дело было дома, и никто ее не слышал. - Нет, ну действительно законченная идиотка! Такой мужик ей пишет, а она маму не может оставить!

План, изумительный план, так любовно взлелеянный и талантливо воплощенный, рушился на глазах. Пару дней Юлия еще раздумывала над тем, что можно сделать в изменившихся условиях, а потом совершенно некстати и не по сезону подхватила фолликулярную ангину. Когда она вышла с больничного, ушла в отпуск Гусева, а когда она вернулась, подошел отпуск самой Юлии - судьба словно сама отодвигала час отмщения. Вновь лицом к лицу мстительница и жертва сошлись лишь в начале июля, на проводах, устроенных Олей по случаю ухода в декрет. Клементина была на себя не похожа: еще похорошевшая, оживленная, она словно светилась, и ничего не понимавшая Юлия поняла: сегодня или никогда! Она расскажет историю переписки с Кристианом как историю, вычитанную в газете, так, что никто ничего не поймет, кроме Гусевой - но Клементина ее опередила.

Мечтательно глядя куда-то вдаль, она предложила - в пятый раз - выпить за Олю и вдруг сказала:

- Ой, девочки, чувствую - после Нового года будете вы меня в декрет провожать.
- Что, как?! - засуетились дамы.

- Да, да, да! Я выхожу замуж. Все так странно и неожиданно вышло - как в кино, никогда б не поверила, что такое может быть в жизни. Началось с того, что я стала переписываться по емейлу с одним австрийцем. Красавец, богач, мой ровесник - и, представьте, влюбился в меня заочно! Но у меня же мама, вы знаете - для нее такой брак немыслим, ей что немец, что австриец, все равно. Я плакала, конечно, и в то же время как на крыльях летала - необыкновенная была весна! И вот как-то в супермаркете меня кто-то зовет по имени. Я оглянулась - какой-то мужик с бородой, вроде незнакомый. Оказалось, это Толик Репченко, мы с ним в музыкальной школе учились, сто лет не виделись. Разговорились, пошли в кафе посидеть, посидели хорошо, а вечером он мне прислал эсэмэску: 'Клёма (это у меня такая кличка была в школе), я влюбился в твои сияющие глаза!'

- И сразу позвал замуж, да? - прошипела, не выдержав, Юлия. О, это было уже слишком - она, выходит, помогла этой 'Кате Пушкаревой' преобразиться и найти мужика:

- Не сразу, - простодушно ответила Клементина. - Через полтора месяца. Он предлагал сначала так пожить, но я ж старомодная, это не для меня. Да, девочки, считайте, что вы все официально приглашены на свадьбу! Мы расписываемся 14 июля, в 12, а потом в кафе 'Лира' будет небольшое застолье для своих. Все приходите! И ты тоже, Юля.
Я буду очень рада тебя видеть.
 
Rambler's Top100 List.ru - каталог ресурсов интернет