На главную
 
Лирика
 
Новые стихи

***

Веселое дерево, выросшее среди пустыни -
Там, где тысячу лет не было дождя;
Машущее синему небу зелеными листьями.
Невозможное.
Письмо, отправленное без надежды на удачу,
Обошедшее три континента,
И полученное адресатом в последний миг.
Необыкновенное.
Десять миллионов, выигранных в лотерею
Готовым к самоубийству банкротом.
То, чего никогда не бывает.
Последнее воскресенье перед войной,
Когда в парке кружит карусель и продают ситро,
И все еще живы.
То, что невозможно забыть.
Небо, ветер, прикосновения, слова, молчание. Звезды. Полет.
Любовь.

***

Взошла немая ночь над морем крыш.
Там под одной впал в забытье старик.
Тяжелый сон. Душа вдруг видит жизнь,
Мир на обратной стороне Земли.
Лазурь и пальмы, раскаленный пляж,
Песок в крови. Недвижный человек.
И смерть над ним - не бред и не мираж;
Но видит он не смерть - он видит снег.

Там - далеко - за тридевять земель -
Летит белая птица сквозь метель.

***

В раскаянье безмерно запоздалом
Есть своя прелесть и своя услада,
Как в цвете позднем, бедном, одичалом
Чужого и заброшенного сада.

И точно так, как страсть и прихоть прежде
Сильнее биться сердце заставляли,
Тебя бодрит отсутствие надежды:
Где нет надежды - больше нет печали.

Забудь про все, чем ты дышал когда-то -
Последний путь лежит перед тобою.
Кто знает жизнь, тот не страшится платы,
И вечной тьмы за крышкой гробовою.

Глаза подняв в последний раз на небо,
Где облака в вечерней тают мгле,
Ты ощутишь обмана вкус - и хлеба:
Все то, что оставляешь на земле.



***

Было или приснилось?
Со мною или с другой?
Но как мое сердце билось
Под неизменной броней,
Когда на мосту над гладью
Холодной ночной реки
Ты осторожно коснулся -
Как птицы - моей руки.
И город умолк, обессилев,
И ветер весенний стих,
Пока мы так жадно пили
Одно безумие на двоих.
Напрасно и запоздало,
Глядя без страха во тьму,
Весну мы вдвоем отмечали
Наперекор всему.


***
Без тормозов
Без страха
И без цели
Мы сорвались и полетели
Благослови же, Господи,
Полет

***
Прости, что без снова улыбки
Такая я - чужая, мрачная.
Прости, что в тексте есть ошибки,
Но кровью пишут только начерно.
Прости, что как всегда не вовремя -
Но все часы давно заложены.

Не сетуй на мою иронию -
Тебе сердиться не положено.


***
В этой речке другая вода
И опять не войти в эту реку.
Эта речка течет в никуда
Наконец-то ты знаешь об этом

Зря себя опьяняла мечтой
И тянула к созвездиям руки.
Как похожа прозрения боль
На рождения горькие муки.

Нет вины мира в том, что он мал,
И что жизнь не напишешь сначала.
Ничего мир и не обещал:
Ты сама все себе предсказала.


***
Не с тем, кого любишь.
Не тогда, когда хочешь.
Без шампанского до,
Без слов благодарности после.
Не обретение нового опыта -
Утрата старых иллюзий.
Что же ты плачешь, девочка,
Не дождавшись,
Пока за ним захлопнется дверь?
Добро пожаловать
В клуб взрослых женщин.


***
За времени песок, за день и вечность,
Ночной полет, всесилие творца,
А всего пуще - за безумье встречи
Благодарить я буду до конца.
За стыд греха и терпкий хмель желанья,
За сны и явь, сравнимую со сном.
За день, за ночь, за горький привкус знанья,
За пурпур розы за чужим плетнем.
За тленную красу и тяжесть платы,
За грозы в мае, облачную рать.
За все слова, что ты сказал когда-то,
И за всё то, что ты не смог сказать.

***
Любовь, которая не метит
Своим клеймом плечо раба,
Осенним солнцем тихо светит
Не обжигая никогда;
Любовь, которая не ранит,
Не ждет волшебств, не ждет чудес,
И в завтра смутное не манит
Даря миры блаженства здесь.
Полна печали благородства,
Любовь как друг, любовь как врач -
Но сердце в юном сумасбродстве
Не понесется больше вскачь,
И гордость дикою кобылицей
Не встанет больше на дыбы,
И мне в полночи желтолицей
Не быть с безумием на ты:

***
Слишком сильно - до крови, до боли.
Слишком ярко - я слепну, немею.
Слишком сложно - с тобою и со мною.
Слишком страшно - вдруг всплыть не сумею?
Это то, что бывает не с нами,
Это то, не о чем мы мечтали,
Но в дождливое небо ночами
Мы над городом спящим взлетаем.
Пролетая сквозь время и вечность
Через реки, моря и запреты,
Мы все ищем страну, где мы вместе,
И не верим, что есть она где-то:

***
Ты не оправдывался, не доказывал,
Не говорил, что нет твоей вины.
Ты выпил два по сто и все рассказывал
Что видеть мог - давно - цветные сны;
Что был весельчаком, душой компании,
Ходил в походы выходного дня,
Любил стихи - как будто знал заранее,
Что встретишь поэтичную меня;
Что в третьем классе ты бежал в Америку -
Тебя поймали возле касс метро,
Отец смеялся, мать была в истерике,
Но бить тебя не били - повезло.
Сбегал с уроков, спорил без причины,
Любил искать на карте города.
Как все мальчишки, стать мечтал мужчиной,
Краснел порой от жгучего стыда.
Ругался матом, не любил быть крайним,
И замирал пред красотой весны -
Ты был как все, совсем-совсем нормальным.
Когда-то, в прошлой жизни.
До войны.


***
Не безумствовать, стекла не бить, не срываться.
Не сбегать больше в ночь, перепутав пути.
Не рыдать от стихов. Не франтиться на танцы.
И не жаждать того, что вовек не найти.
Не мечтать о любви. Не страдать от стесненья.
Не искать, не терять, не теряться.
С днем рожденья, друг мой, с днем рожденья!
Тебе больше вовеки не будет семнадцать,
Никогда тебе больше не будет семнадцать -
Даже на день. На час. На мгновенье:.


***
Снова май - вдохновение Бога.
И земля оживает, любя.
Вновь иду я по тем же дорогам,
Но иду я уже без тебя.

Не такою ты знал меня прежде,
Не такою любил как жену.
Без любви - и уже без надежды -
Я иду сквозь чужую весну.

Боже мой, что же это такое!
Безмятежен белеющий сад,
А мне нет - и не будет - покоя.
И сады мои вечно горят.

Век двадцатый - проклятый - все длится,
Для меня, для меня лишь одной.
И кровавого цвета денница
Над притихшей восходит землей.


***
Мы спешили стать взрослыми,
Мы курили украдкою,
И запретная ягода
Представлялась нам сладкою.
Губки девочки красили,
Щеголяли 'варенками',
Но, одевшись по-взрослому,
Оставались девчонками
Берегли себя истово,
Целовались с опаскою.
Это время - недавнее!
Уже кажется сказкою.
Пели песни о будущем
В хоре строгие школьницы
Не гадая, не ведая
Как гаданье исполнится


***
Что же это, если не обида?
Я твои колючие слова
Слушала, не подавая виду,
Что едва стою, едва жива.
Как же так? В кого ты мечешь стрелы?
Разве сила грубости сродни?
Я с тобой ругаться не посмела,
Только ты покорность не ценил.
Ничего, теперь я поумнею,
Все, что в сердце, выскажу сполна.
Ты не думай, ведь и я умею
Горечью разбавить вкус вина.
Сколько раз себе я обещала
Сильной быть - и покорялась вновь.
Сколько раз обиду я прощала:
Что же это, если не любовь?!



***

Ни прощения, ни обещания -
Только лишь за собой позови.
Напои мою душу страданием,
Причащеньем высоким любви.
Я любые приму испытания,
Я молвы не пугаюсь людской,
Ибо болью, как тайной венчания,
Скреплены мы навеки с тобой.
Как же больно - любить так неистово,
Словно завтра прощание ждет,
Словно вновь обнялись мы на пристани,
И отчалит вот-вот пароход.
Это счастье - такое непрочное,
Этот ветер - такой грозовой.
И высокие звезды полночные
Словно свечи, горят надо мной.



***

Не жена, не сестра, не подруга,
И потехой не стану твоей.
Что ж за дикая, шалая вьюга,
Разыгралась средь белых полей!
Чьей-то бешеной волей гонимый
Мчится ветер, снегами крутя.
Кто же я для тебя, мой любимый?
Кто же я, кто же я для тебя?
Все смешалось в шальной круговерти
За мои потускневшим окном.
Но ничтожны все бури на свете
Перед тою, что в сердце моем.


***
Черно-белая жизнь
Без святынь и опоры,
Невозможно уйти,
Непосильно стоять.
Эти омуты лжи,
И ненужные ссоры -
Где нельзя победить,
И нельзя проиграть!
Не вернешь - не зови! -
Не бывавшего прежде.
Что же я сотворила с собой?
Это - вместо любви,
Это - вместо надежды,
Вместо снов, что приснились
Порой золотой.



***
Теряю сумку, убегаю,
Сбиваюсь, путаю следы,
Туман рукою разрываю -
Дыханье влажное воды,
Надежды нет, не верю в чудо:
Во тьме дороги не найти.
Бегу в ночи из ниоткуда,
Не зная, где конец пути.


***
В поле рвала цветы полевые:
Бело-желтое и голубое.
Налетели ветра грозовые
И цветы все забрали с собою.
Я венки заплетала напрасно:
Озарили мне молнии долы,
Там, где розы цветут темно-красно,
Цветом то ли любви, то ли боли.

Кто - не ведаю - свел нас с тобою,
Только был то не ангел из детства:
Что гроза над моей головою,
Перед тою грозою, что в сердце!
И столетние рушатся стены,
И мосты ураганы срывают;
Тот, кто знает, не скажет про цену.
Тот, кто скажет, тот страсти не знает.
Все, что было и светло и свято,
Все уносит неистовый ветер,
Только мне безразлична расплата,
Лишь бы вместе! На плаху - но вместе.
:Не гроза уже - это буря
Небо черное рвет на части.
А я думала, лишь в лазури
Обитает счастье.



***
Ничего, кроме слез. Я все знаю.
Ничего, кроме горя и боли.
Отчего ж я ночами летаю,
Отчего я болею тобою,

Отчего в небесах чужедальних
Вижу синие очи твои?
Слишком рано для песни прощальной.
Слишком поздно для первой любви.


***
Ущербная луна над головой,
В густой росе несмятая трава.
Стоят, обнявшись, двое над рекой.
И замер мир. И не нужны слова.

Вселенная застыла для двоих -
И как бездонна эта тишина!
Ночь коротка - но ночь лишь только их,
На всю на жизнь лишь ноченька одна:



***
Луна взошла, стал город незнакомым.
Стоим вдвоем на площади пустой,
Как школьники, сбежавшие из дома,
Как дети. Но с седою головой.

И музыка плывет из ниоткуда,
А мы стоим, поднять не в силах глаз,
Как будто мы уверовали в чудо,
Как будто любим не в последний раз.

Как будто поправимо опозданье,
Как будто есть заветные пути,
И смерти нет, и это не прощанье,
И нам с тобою есть куда идти:


***
Весна стоит холодная, чужая,
Все нет и нет желанного тепла.
Хотя б во сне согреться солнцем рая -
Но нет и снов, давно я не спала.

Нет снов, нет слов, и нет предела ночи.
Лишь ветер воет за слепым окном,
Что этот мир и гадок и порочен,
И те глупцы, кто сожалел о нем.

Ах, ветер, ветер, я с тобой не спорю:
Весь этот мир построен на крови.
Но все же он еще чего-то стоит
Пока на свете место есть любви.


***
Я знаю, что невозможно
И все же прошу
Хотя бы на мгновение, Господи,
На один только миг
Через годы,
Через сожженные дороги,
Через войну и смерть
Верни меня туда,
Где капли росы дрожат на цветущих ветках,
Где девочки из моего класса готовятся
К выпускному балу,
А парни мечтают о мотоцикле,
О ночи с самой красивой девушкой школы
И о холодном, очень холодном пиве.
Верни меня на мгновение, Господи,
В страну, которой больше нет,
В жизнь, которой больше нет.
В мир, которого больше нет.
Верни меня в последнюю весну,
Где все еще живы.

***
Мне кажется, что это не конец,
Что что-то еще будет после титров.
Так павший, но поднявшийся боец
С надеждой ждет решения арбитра.
Все сожжено, распято и убито,
И вместе с тем как будто где-то здесь.

Как будто мы на станции забытой
Стоим и ждем полуночный экспресс,
Единственный и запоздавший поезд.
Моя рука дрожит в твоих руках,
Я все тревожусь, ну, а ты спокоен,
А ветер треплет травы на путях.


И пусть во сне, но длится этот ад:
Горит наш город, и мосты бомбят,
И матери зовут детей убитых.
Ослепло солнце, черным дымом скрыто,
И завтра нет. И нет пути назад,
Но ты клянешься, ты даешь мне слово
Что день придет - и мы сойдемся снова,
Неотменима встреча, как весна.
Мы встретимся, и мы сомкнем объятья,
И изопьем заслуженное счастье -
Как чашу драгоценного вина.
Мне кажется, что так оно и будет.
Хотя бы раз должно свершиться чудо,
И мы, седые, друг напротив друга
Опять замрем, поднять не смея глаз.

Я верю в чудо - пусть и не сейчас.


***
Не добродушной Золушке в лохмотьях,
Не королевне в злате-серебре.
Достался третьей - черной и всеобщей;
Достался матери сырой земле.
Не мать родная плачет безутешно,
И не сестра слезьми слепит глаза:
Дождем осенним, горьким, бесконечным
Над ним надрывно плачут небеса:


***
Лишь об одном безмерно я жалею:
Что позже, когда кудри побелеют,
А страсти все навеки отгорят,
С тобою мы вдвоем не постареем,
Нам вместе не дано встречать закат.
И вместе не дано с землей прощаться,
Благословляя кучу домочадцев -
Троих детей и семеро внучат.
Горит вокруг беспечная весна -
А я одна. Я навсегда одна.


***
А нас так ждали города ночные,
И море, и закат, и небеса.
Нас ждали дни и годы золотые,
И чудеса. И чудеса:

Нас ждало счастье - без конца и края,
Нарядный дом, достаток, сын и дочь.
Была лишь ночь между судьбой и нами -
Но ты не смог пройти сквозь эту ночь.

И снова кровь струится по асфальту,
И на стене опять следы от пуль,
И крупный снег, пушистый снег январский
Метет через ненужный мой июль.





СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ

Нет будущего у Любви,
И потому она бессмертна.
И вечен будет каждый миг,
И каждая секунда вечна.

Она -- натянутая нить
Меж тем, что невозможно сблизить.
И смерть возможно победить,
И на снегу розану выжить.

Где нет начала -- там конец
Лишь переход к другим началам.
Чтоб вновь биенье двух сердец
В едином ритме зазвучало.

Нет будущего у Любви.
И нет детей, и домочадцев.
Всего достигнув, что могли
В ком этим людям продолжаться?

Они уже -- за той чертой,
Где есть отбор и жизнь рода.
Им оправдание -- любовь,
И осуждение природы.

В ее раздольях нет любви.
О, это чувство -- человечье.
Оно бессмертно, сильно, вечно --
И быстротечно, как дожди...

22 мая 1991


Любовь и ненависть

Мир устроен очень верно,
Все поделено по чести!
Получаем полной мерой,
Воздаем без лжи и лести.

Не смирить черного с белым
Как... невестку со свекровью!
Только, люди, что ж нам делать
С ненавистью и любовью?!

Как стоят два чувства близко
В темном мире новолунья!
До обмана, до убийства,
До насилья, до безумья!

Меж добром и злом -- навеки!
Бой идет без передышки.
Мир разорван тьмой и светом,
Ненависть с любовью близки!

Равнодушье с безразличьем --
Из них чувству не родиться!
Только те в любом обличье
Могут вмиг пожаром взвиться!

Кто ж порядок дал унизить
На забаву суесловью?
Кто, кто, кто посмел так сблизить
В мире -- ненависть с любовью?

21 февраля 1992 г.


***
И были три слезы, как три свечи,
Как три молитвы на заре вечерней.
И вечно на губах моих горчит
Вкус самой горькой, самой-самой первой.

Вторая пала углем мне на грудь,
Прожгла ее и сердце поразила.
И не хватило горечи чуть-чуть
Чтоб навсегда его остановила.

А третья - всех прозрачней, всех светлей,
Живой водой у ног моих упала.
И жизнь с шумом пронеслась по ней,
И в землю без следа ее втоптала.
21 июня 1996 г.


***
Ни раскаянья, ни сожаленья.
Только ветер над влажной землей
Все поет и поет в исступленьи
Надо мной, над тобой, над весной.
Саван льда уже сбросили реки,
Проходимы все стали пути;
Но уйти - это значит отречься,
А отречься - навеки уйти.
29 апреля 2002 г.



***
Эта песня о мне и тебе,
О победе в нелегкой борьбе.
Эта песня о вечной любви.
Солнце черное всходит в крови,
Ветер злой ломит ветви в саду,
Воронье нам пророчит беду.

Это было однажды на свете,
Только я не припомню столетья:
Я тебя провожала на битву,
До рассвета творила молитву.
В том безумно далеком сраженье,
Где победе равно пораженье,
Ты остался на поле кровавом,
Но покрыл себя вечною славой.

Эта песня - о снеге средь лета,
О летящей, горящей звезде,
О ночи, не достигшей рассвета.
Эта песня - о нашей судьбе.
И ей не быть вовеки допетой.

3 февраля 2003 г.

***
Земля в цвету. А в небесах плывут
От пышности своей изнемогая
Такие бело-облачные стаи,
Что кажется: и небеса цветут:
Конец весны.
Последняя ночь мая.
А я - немая. Я себе чужая.
Нет больше слов. И слезы не текут.
Как в детстве, голубеют небеса.
Но я не верю больше в чудеса.
31 мая 2003 г.




Песня разлуки

:И снова она не пускает,
А он снова хочет уйти.
Коня за поводья хватает,
Стеною встает на пути.

А в нем кровь горячая бродит,
Едва снег последний сойдет.
И вечно мужчина уходит,
А женщина плачет и ждет.

Все песни прощанья тоскливы,
Слеза, как речная вода.
Любая разлука с любимым
На этой земле - навсегда.

Горят города и слободки,
Вот взмыл самолет -- в никуда;
Все тонет - плоты и подлодки,
И с рельсов летят поезда.

Как нити в шитье мастерицы,
Все спутаны в мире пути.
Так трудно назад воротиться,
Как запросто было уйти.


И снова прошу я: 'Помедли!
Смени хоть на завтра билет!'
И снова рыдают метели,
Навек заметая твой след:



***

Кто скажет, есть ли завтра у любви?
Все письма в Вечность шлют без адресата.
Во сне приди и место назови
Где доведется встретиться когда-то:

На перекрестке всех земных дорог;
В пустом аэропорте в день осенний;
В ночь перед битвой у костра врагов;
Во храме в светлый праздник воскресенья.

: Нет времени, нет места, нет судьбы.
Стрела падет, не долетев до цели.
Кто-то другой увидит наши сны,
И скажет все, чего мы не посмели.



***

Вспоминаю упрямо
Вместо сна, до рассвета
Всю минувшую драму,
Все безумие лета.
Этот запах полыни -
Воплощенье тоски -
Не забыть мне отныне
До гробовой доски.
Не забыть пораженье,
Танец в призрачном зале
И луны отраженье
В недопитом бокале.
Этот ветер и слезы,
И закат грозовой;
И последние розы
Что ты отдал другой.


***
Мы не расслышали друг друга
На расстоянье в ноль шагов.
И говорит за нас разлука
Протяжным криком поездов.

Все, что сказать мы не посмели,
Твердит с последней прямотой
Полночный, горький вой метели,
Молчанье комнаты пустой.


Себя друг в друге узнавали,
Одни и те же снились сны.
Мы так по солнцу тосковали -
И все ж не дождались весны.


***

Все мальчики любят играть в войну.
Все девочки любят играть в любовь.
Роман о любви - мальчишек клонит ко сну.
Девчонки бледнеют, когда из артерии вырвется кровь.

Любимая женская тема - легко ли было рожать.
А кто не рожал, от товарок отходит в тоске.
Мужской вязкий треп - что в парламенте, что в кабаке -
Как лучше, как легче, как проще всего убивать.

Как тошно нам врозь, и как нелегко нам вдвоем!
Два мира, две веры, две вечности на пятачке.
Клянем, ненавидим, ласкаем, прощаем - живем!
И строим воздушные замки на зыбком песке:



Южнославянская баллада

С войны дальней ехал всадник
На коне красивом, быстром.
Ехал долго, днем и ночью.
Притомился конь горячий.
Вдруг шевелит он ноздрями,
Чует ближнюю деревню.
Вот уже деревню видно,
Дым над крышами струится.
Только всадник мимо едет,
Гонит он коня что силы.

Минул день, и вновь деревня,
Конь измучен, всадник тоже.
Но и здесь он встать не хочет,
Вновь коня он погоняет.
Как проехали деревню
Конь заржал и обернулся,
Говорит он по-людскому:

'Отчего ты две деревни
Проминул, не дав напиться?
Или там лихие люди,
Что чужих не привечают,
Или нет воды в колодцах,
Иль забыл ты, куда едешь?'

Отвечал коню хозяин,
Потрепав его рукою:
'Ты прости, мой спутник верный,
Что я так тебя измучил.
Но не мог остановиться
Я в деревне побратима:
Ждут его отец и матерь,
А его в бою убили,
И ружье его со мною:

Ты прости, мой конь горячий,
Что не дал тебе напиться.
У колодца средь молодок
Одна краше всех стояла,
Что была моей любимой,
А теперь чужою стала.

Потерпи еще немного,
Третия - моя деревня.
Там меня родные встретят,
И накормят, и напоят,
Отдохнем теперь мы оба'.
Отвечал коню так всадник,
Конь с последних сил помчался.

Снова видит он деревню,
К дому всадник подъезжает,
Спешился, и в дверь стучится,
Но никто не отвечает.
Конь заржал. На стук и ржанье
Вышли старые соседи,
Тихим голосом сказали:

'Рады мы, что ты приехал.
Десять лет ты не был дома,
И уж все тебя забыли.
Твоя мать зачахла с горя,
Тебя звала, умирая.
А отец твой с младшим братом
В год чумной слегли от хвори,
Да уж больше и не встали.
А сестру твою украли
Турки года три уж с лишком'.

Всадник в отчий дом заходит,
Свой порог переступает.
Дом пустой, лишь ветер свищет,
Через крышу небо видно.
Всадник вышел, сел на землю,
И заплакал он слезами.
Бедный конь те слезы выпил,
Горькой влагою напился.
Поклонился всадник дому,
На погосте крест подправил,
На коня сел и уехал,
Хоть звали его остаться
На ночь старые соседи.
И с тех пор в краях тех больше
Никто молодца не видел.


ПЯТЬ СТИХОТВОРЕНИЙ

Реинкарнация

Я пе-ре-воп-ло-щаюсь
Я возвращаюсь
В глубину, где темно.
Я ухожу
В толщу воды,
Я опускаюсь
На самое дно.
Я - зверь, птица, рыба,
Я - дерево, я - трава.
Я - облако в небе
И старец в одеждах из шелка
Который на облако смотрит
С земли,
С какой-то террасы,
В каком-то столетье,
На самом краю поднебесной.
Я - шарик небесного цвета,
Иначе - смешная планета,
Плывущая в звездной пыли.


Поэзия

Писать кровью на стене
Прутиком на песке
В небе ветром
Упиваться сравнением
Захлебнуться метафорой
Улететь в иные миры
И все-таки вернуться.


Ночь

Ночь звездноокая
Черноволосая
Зимой в белой вуали,
Летом в синем бархате,
С руками холодными
С походкой неслышной
Молчаливая подруга
Неверная сестра.


Роза ветров

Черный ветер подует -
Нагонит мрак,
Тучи черные застят солнце.
Красный ветер подует -
Косы растреплет,
Волосы спутает,
Цветы оборвет.
Белый ветер подует -
Слезы высушит,
Приласкает.


Пробуждение

Когда отчаянная крыса
С взъерошенною бурой шерстью
Перегрызет важнейший провод
И город упадет во мрак,
То над молчащими домами
Над чернокожим мраком улиц
Взойдет в бездонном-синем небе
Одна нарядная Звезда.


ЧЕРНЫЕ РОЗЫ НА БЕЛОМ
(1999-2000)

 
  
 


Прерви свою игру, скрипач беспечный,
Вина отпей, немного отдохни,
И с полной силой -- как в былый дни -
Сыграй мне от души, сыграй о вечном.

Ты можешь, знаю. Это не каприз,
Напомни мне мелодией из рая,
Что все-таки душа моя -- живая!
Хоть и пошла кривая жизни вниз.

Дай мне забыть кровавый привкус дна
И обстановку грязного трактира.
Пусть хоть на миг ворвется в хаос мира
Гармонии высокая струна.

Тоску развей, печаль благослови
Своей игрой -- своим служеньем Богу.
Играй, ты выбрал сам свою дорогу.
Я заплачу тебе безмерно, много --
Но только не играй мне о любви...


Ночь

Утратами я время измеряла,
Но вот настал мой долгожданный май.
Подруга-ночь! Меня не предавай
Кровавому рассвету на поталу;
Я все отдам - все, что не потеряла,
Лишь ты моей любви не выдавай.

Пусть я из чаши с ядом пригубила -
Не торопись жалеть меня, сестра!
Мне столько лет - а я и не любила;
Виски седы - а я и не жила.

Бытует мненье: длительное - свято,
Ну, в смысле, применительно к любви.
И я сама так думала когда-то,
Но ты, ночь, знаешь - грош цена контрактам,
Любым, не исключая и мои.

Подруга-ночь, возьми часы на память.
Ты долго будешь вспоминать меня,
И шесть часов, что ты меня спасала,
От беспощадных глаз убийцы-дня.

Ничтожный срок - с холодного заката
До скоротечной утренней зари.
Но знаешь ли - я не страшусь расплаты,
Пусть шесть часов - но шесть часов мои,
И краткий срок не сделал медью злато,
И святость не убил моей любви.



***

Млечный уводит Путь
В черный атлас бесконечности.
Дай отдохнуть хоть чуть-чуть,
Дай прикоснуться к вечности.

Пусть над хмельной головой
Яркие звезды горят.
Дай мне одну ночь с тобой
В счет всех грядущих утрат.

Дай ночь одну прожить
В счет всех грядущих лет.
Так, словно вечна жизнь,
Словно и смерти нет.

Словно мы снова дети,
Весело бродим весной:
Словно тебя не убьют на рассвете,
А я навсегда не останусь вдовой.



Вольный перевод 66-го сонета Шекспира

Устал я от всего и смерть зову теперь.
Устал седеть от горечи потерь.
Смотреть прискорбно сердцу моему
На это погружение во тьму:
На лживых сук, бомбящих города,
На казнокрадов, жирных, как всегда,
На дураков, что лихо топчут ум,
На бедняков во власти черных дум;
На красоту в плену у подлеца,
На правду в поломойках у лжеца,
И палача палач зовет на пир,
И я устал глядеть на этот мир.
Но если вдруг покину землю я
Останется одна любовь моя.

***

Неужто я грешнее всех,
И лжой запятнанных, и кровью,
Что за случайный детский грех
Ты покарал меня любовью?

Пусть я в унынии грешна -
Легко упасть, когда страдаешь!
Но это общая вина,
А ты одну меня караешь.



Мастерица

Ты вышиваешь день за днем
Цветы, узоры.
И крест ложится за крестом -
Красный и черный.

Всего два цвета вместо ста -
Отшибло память?
Один - как ночи чернота,
Другой - как пламя.

То словно кровь журчит в игле,
То плачет горе.
Слились навеки нити две
В твоем узоре.

Ты вышиваешь по канве,
Ложится крестик:
И знаю я - любовь и смерть
Навеки вместе.



***

Прости меня в безудержной печали -
Не так легко мне расставаться с ней.
От горьких слез глаза яснее стали
И от ночей без сна - лицо белей.

Сожгла меня тоска - я постройнела,
Пути-дороги сделали смелей.
Все легче шаг - все меньше весит тело,
И голос все неслышней, все нежней.

Я знаю, я стараюсь не напрасно
Чтоб и признать при встрече ты не смог
Во мне той бесноватой, той несчастной,
Что выла все и падала на гроб.


***

Ты обещал мне быть защитой
От всех опасностей и бед,
И вот теперь лежишь убитый,
И над столицей черный снег.

И с криком я хочу проснуться,
Я не могу принять реальность,
Я не могу поверить, будто
Лишь тело от тебя осталось,
И что моей молитвы сила
Не сберегла тебя от зла,
И ночь день белый победила
И кривда правду превзошла.

Ну пусть мы были виноваты,
Пусть были мы стократ грешны,
Я не хочу такой расплаты,
Не знаю я такой вины,
Я не хочу!! Я отвергаю
Весь мир, стоящий на крови.

А кровь тихонько в снег стекает,
И больше нет моей любви:

Кто пробудит меня от сна?!
Но не могли мы не расстаться.
Чудесной силы лишена -
И это знала я одна -
Молитва грешницы, как клятва святотатца.



Still loving you:

Мы танцевали в предрассветной мгле
В последний раз у бездны на краю.
Где ты сейчас? В аду? Или в раю?
А я еще блуждаю по земле.

Застыло время. Вечен только миг:
Туман, рассвет, горячая слеза.
Твои глаза глядят в мои глаза,
И мои руки на плечах твоих.

Лишь только миг в редеющей ночи.
Чтоб не случилось - он всегда со мной.
Еще жива я - раз душа болит.
Еще люблю, раз музыка со мной:


***

Искренне, страстно, нежданно-негаданно.
Солнцем декабрьским, майскою спелою ягодой.
Мы сочинили для времени новые правила,
Мы улетели, забыв про обратный билет.

Звездною ночью, днем светлым, зеленым и матовым,
Мы породнились с волшебною, чудною сказкою,
Мы объедалися нежностью, дружбою, ласкою,
И ничего для желудка полезнее нет.

Каждые десять минут совершая открытия
Мы уплотняли и мы подгоняли события,
Шли наобум и меняли маршрут по наитию,
И в день один проживали мы тысячу лет.

Отчаянно, неистово, безмерно:
В последний раз - а нам казалось, в первый.


***
Ты ничего не обещал.
Я ничего и не просила.
Ты все, что мог, мне сам отдал.
Мне ж ничего не надо было.

Где есть корысть, там нет любви.
За счастье платят только болью.
Лишь раз просила я: живи!
Ты обещал. Но не исполнил.


***
Гроза. И улицы пусты.
И гром грохочет над землею.
А мне все кажется, что ты
Опять беседуешь со мною.

Неизъяснимой красоты
Сверкают молнии над крышей.
А мне все кажется, что ты
Слова несказанные пишешь.


***

Мы запретную книгу раскрыли,
О любви в ней прочли с упоеньем.
Смертный грех на двоих поделили,
Совершили одно преступленье.

Мы презрели земные запреты,
Отреклись от обетов венчальных.
Расплатился ты жизнью за это,
А я стала навеки печальной.

Черный ветер дыхание студит.
Больше нет ни весны, ни апреля.
Только я никогда не забуду.
Только я ни о чем не жалею.


***

Они были так кратки,
Они были так сладки
Эти черные ночи
холодной зимой.
Неумело давали мы взятки,
Как недолго играли мы в прятки
С беспощадной, стоглазой судьбой!

Все так бренно и тленно
На этой земле,
Так безмолвны застывшие реки!
А мы все бормотали
В предутренней мгле:
'Я твоя: А я твой: Мы - навеки:'


***

Мы так любили,
мы летали
Там, высоко, над облаками.
И по земле легко ступали,
Не чуя бездны под ногами.

Наша ночь была ярче рассвета,
Наши дни были неповторимы.
Знала я: мы заплатим за это,
Только сроков не знала, любимый:

***
Эти красные: Черные розы на белом.
Словно чью-то впитали густую, горячую кровь.
То ли тех, кто любил невпопад и без меры,
То ли тех, кто погиб, защищая вслепую любовь.

Эта повесть стара, все ее мы когда-то читали.
Нафталинный сюжет про безумство и верность мечте.
Как все было б смешно: Если б только не розы в финале,
Темно-красные розы на белой могильной плите.




Из цикла "Первый снег" (1995-1996)

***
Легко любить за добродетель,
Но от нее мы далеки.
Ты - нерастрелянный свидетель
Моей беды, моей тоски.

Ты вкрался в душу, лгал безбожно,
Украл последний мой покой.
Но по закону невозможно
Мне быть и жертвой, и судьей.

О, нет суду, и нет скандалу!
Крикнут присяжные: 'Молчи!
Ты знала все, ты знала, знала -
И отдала ему ключи:'

***
Ты угостил меня изменой.
Ты до краев наполнил кубок.
И жжет отравленная пена
Мои искусанные губы.

Ты одарил меня разлукой -
Широким жестом, так радушно,
Что если бы не эта мука,
Я б восхищалась простодушно.

Ты судишь сдержанно и строго,
Сам столь внушителен и ярок,
Что кажется - еще немного,
И боль приму я как подарок:


***
О, где ты был в мои семнадцать,
Спрошу я с горечью и болью,
Когда девчонкой в черном платье
Я вечной бредила любовью,

Когда рекою полноводной
Текли все чувства в мир окрестный,
Когда ты был еще свободный,
Когда игра могла быть честной...
23 декабря 1995 года


Стихи 1996-2000 г.

***
Для тех, кто познает тоску твою,
Все пытки мира -- детская забава.
О боже мой, как сильно я люблю,
На это чувство не имея права.
8 марта 1996 года

***
Та зима никогда не вернется,
Ранним снегом дорог не закроет.
Лишь слезою случайной прольется,
Или болью нежданной заноет.

Как же сердце мое обманулось,
Как же бредила я в опьяненьи!
Та зима там, где детство и юность --
В моей памяти, в вечном храненьи...

Будет все -- фейерверки и будни,
Будет все, то что жизнью зовется.
Только я больше юной не буду.
Та зима никогда не вернется.
10.12.96.

***
И цвет, и запах твоих волос
Подобны пеплу сожженных роз.
Дым уплывает во мрак небес
А розовый куст догорает здесь.

Горек и сладок, неуловим,
Меж пальцев к звездам уходит дым.
И остается гореть во мгле
Розовый пепел здесь, на земле.

Таять и бредить, гореть -- и лететь...
Рвешь ты любую готовую сеть.
Завтра важнее тебе, чем вчера,
А я все стою у былого костра.
2.04.97.

***
Каквстарыхрукописныхкнигах,
Не разделяя слов и знаков,
Писать я буду о тебе.
Все нераздельно, все важно -
Абзац, глагол и запятая,
И все уравнено любовью -
Нет низких, нет высоких слов.
11 сентября 1997 г.

***
В последней битве ночь боролась с днем
Туман светлел, холодный ветер плакал
В последний раз стояли мы вдвоем
И в первый раз -- не в дружеских объятьях.

Лицом к лицу -- мы не сыскали слов.
Студеный воздух холодил дыханье.
Стояли мы -- на дне умерших снов,
Любви и одиночества на грани
И говорило сотней языков
За нас тогда бездомное молчанье
Двух узников, лишившихся оков.

Еще мы в глупой юности не знали,
Что день придет, и срок настанет скоро
Сменить плащ черный тайны и печали
На алый шарф бесстыдства и позора.
7.10.98.

***
Ненавижу февраль
За коварство и ложь
За небесную сталь
За телесную дрожь

За вой ветра вночи
За метелицу дня
За тоску, что кричит
Всередине меня

Ненавижу февраль
За измену твою.
Ненавижу февраль --
И люблю.
5.02.99.

***
К тебе я обращаюсь ныне, Боже,
И к Той, что сушит слезы всех скорбей.
Верни того, кто мне всего дороже,
Верни того, кто стал судьбой моей.

Уже три года, как он мне не пишет,
И мне молчанье это все страшней.
Уже три года, как о нем я слышу
Дурные вести. Или нет вестей.

Ты можешь все. Молю я на коленях:
Во имя жизни прекрати войну;
Коль он в плену -- пошли побег из плена,
Коль он в тюрьме -- разрушь ее стену.

Верни его. Недужным пусть, недвижным --
Я все приму, я так его люблю.
И не заплачу, как беду увижу,
И жалостью его не оскорблю.

Верни его. Я гибели не верю.
Там смерти нет, где место есть любви.
Верни ж мою бесценную потерю--
Иль сердце навсегда останови.
13.02.99.

***
Кто не любил - тот ничего не знает
О жизни. О бессмертье. О весне.
Еще признанья в воздухе витают,
Но знаю я, что я тебя теряю,
Теряю то, что жизни ближе мне.

Пусть ты принес мне слишком много боли -
Благодарю холодную весну
За мяту губ, за небо голубое,
За миг короткий - он всегда со мною -
Когда любил ты лишь меня одну.
10.03.1999


Стихи 1990-95 гг.

***
Как одиночество модно!
Да, в нем хорошего есть много.
Душой свободная давно,
Я ныне прочно одинока.

И не раба, и не жена я,
Свободный ветер в облаках...
А от случайной песни тает
Соленый привкус на губах...
12.05.90.

***
Ложатся тени
От сирени,
На стену белую, как мел.
И я смотрю на эти тени
С таким напрасным нетепеньем,
Как ты на этот мир смотрел.
12.05.90.

***
А ты еще заплачешь обо мне
Апрельскими полночными дождями
И боль твоя в сентябрьской вышине
Откликнется стай дальних голосами.

И упадет в декабрьских полях
Вся чистота любви твоей неверной
И тень с души, как вековечный прах,
Все испытав, вновь обратится в землю,

Где прорастет цветами и травой,
И к небесам потянется пшеницей.
И знаю я, меня ты вспомнишь вновь,
Когда твой голод хлебом утолится...
11 мая 1990

***
Не правда ль, вечны мы,
Как вечен небосвод,
И серый блеск волны,
И ломкий птиц полет?

Как горький запах трав
И камень на пути,
Как вечная из тайн,
Как таинство любви?

Не правда ль, вечны мы?
Но, как песок меж пальцев
Скользят, проходят дни
И каждый -- безвозвратен.

Но знает сердце, знает,
Что этот небосвод
С закатом каждым тает
Но с нами не уйдет.

Не оттого ль так ценен
Нам каждый миг и час,
Что этот мир -- на время,
Что он взаймы у нас?

Холодный ветер треплет
Траву у наших ног...
Мы будем вечны, если
Мы сбережем любовь...
24 июня 1990

***
Обвили гибкие лианы
Стволы столетних исполинов.
Над бурым полотном саванны
Плывет клин строгий, журавлиный.

Убежище от льда и снега
В чужих краях найти желая
Летит над африканским небом
Из дальних стран птиц белых стая.

Через два дня снега укроют
Мой дом -- и ваш край, журавли!
В дали полуденного зноя
Я замерзаю без любви.

О журавли, когда решите
Вы возвратиться, улетайте!
Его, вернувшись, отыщите,
Но обо мне не вспоминайте.

Кому тепло в снегах бескрайних
Тому и память не нужна.
Я кроюсь льдом в аду саванны --
На что мне весточка одна?

Холодные слова привета
Мне не согреют больше кровь.
У нас на двух одна планета
Но не одна на двух любовь.
30.05.92.

***

Судьба моя, я не желаю счастья,
Мне все богатства мира не нужны;
Но дай любовь! Такую, чтоб ненастье
Я отличить не смела от весны,

Дай мне любовь, чтоб прояснели воды,
Чтоб среди снега выросли цветы,
Свободную от торжества природы,
Но с ее светом вечной красоты.

Дай мне любовь, чтоб время -- царь всесильный
Пред ней смущалось мальчиком несмелым,
Чтоб этот мир, так красками обильный,
В ее тени казался черно-белым.

Дай мне любовь, свободную от ада
И ревности, и лжи, и клятв ненужных;
Дай мне любовь, не ждущую награды,
И чуточку похожую на дружбу.
4 июля 1992 г.

***
Я знаю все, чего ты хочешь.
Чего не хочешь, знаю тоже.
От леденящего всезнанья
Не уберег меня ты, Боже.

В лучах живительных рассвета
Я вижу мрачный блеск заката.
За все дары судьбе спасибо,
Но дара этого не надо.

Как горько знать о мрачной доле
Уделе кровного проклятья,
Ребенка -- до его рожденья
И даже -- до его зачатья.

И в сладкой музыке признанья
Слышны -- и я ломаю руки!
Слова, что скажешь ты когда-то
Мне в день разлуки.

Я знаю все. А ты так весел,
Смеешься, как смеются дети.
Я знаю все! И даже знаю
Что не могла тебя не встретить.
10 июля 1992 года

***
Вокзал, где всегда расстаются
Навеки -- и что здесь такого?
Глаза мои плачут, а губы смеются.
Уже половина седьмого...

Я вырвусь сегодня из вечного круга,
Лишившись и счастья, и крова.
Сегодня в последний раз видим друг друга.
Уже половина седьмого.

Умчит меня поезд вдогонку за летом,
И это под небом не ново.
Но чудится мне, что ты знаешь об этом...
Уже половина седьмого!
14 июля 1992 года

***
О солнце, путь на запад свой замедли!
О время, встань замерзшею рекою!
Пускай продлится этот день последний,
Последний день, в котором я с тобою.

Земля, останови свое движенье!
Ты мою душу тянешь в ад на муки!
Дай лишний час, минуту, хоть мгновенье,
Хоть на полвздоха оттяни разлуку!

Судьба, перед тобою на коленях
Ты знаешь, я ни разу не стояла.
Молю тебя о нескольких мгновеньях,
Но мне ведь и столетья будет мало!

Все силы, что на свете существуют!
Законам я природы не перечу,
Вы дайте лишь секунду, но такую,
Чтоб снова я смогла поверить в встречу.
4 августа 1992


Клятва

Алмаз расколется, растает вечный снег
Солнце взойдет на западе, а время
Замедлит свой неумолимый бег
И в землю в марте брошенное семя
В апреле прорастет корнями вверх.

На землю звезды упадут, сияя,
Вода морская станет слаще меда,
Все вещи цвет и форму потеряют,
Нас одарит невиданным природа
В начале ада, или, может рая.

К любому мир тогда привыкнет чуду,
И сбудутся безумные надежды...
Все это будет так, все это будет
Все будет так, как говорю, но прежде
Я разлюблю тебя, свои слова забуду!!!
12 августа 1992 г., полночь


***
Молила о любви я, как о хлебе,
А вымолила чашу с терпким ядом.
Двум солнцам не светить на этом небе --
Другой любви не будет. И не надо.

Ищу ушедший день, ловлю я пепел,
Павшие листья к веткам прикрепляю...
Ты был один -- один на целом свете
И без тебя я дымом в небе таю.

Ничто мне больше сердца не поранит,
Все стало мертвым, хладным, тускло-серым.
Тот, кто любил, о мне свечу поставит.
Кто не любил, тот просто не поверит.
26 августа 1992 года


***
Бежать, как по дороге, сквозь любовь.
С цветов обочин похищать венец.
И падать в травы, подымаясь вновь...
Напомни лишь, когда придет конец.

Надеюсь, что я выслушать смогу
Твои слова, но день навек замрет.
И я замру на взлете, на бегу,
Нога, поднявшись, травы не прижмет.

И я очнусь, сама не знаю, где.
Предсмертное удушье скривит губы.
Настоянный на вечной пустоте
Вдохну я воздух -- и про все забуду.
22 июля 1993 года

***
Гори, моя любовь, сгорай бесследно,
Гори, сгорай на стыд мне и на срам.
Ты шумным днем за грош погнутый, медный,
Меня на людной площади продал.

И крикну я с последним исступленьем
Вослед в аду сгорающему дню:
Что было свято -- сделал преступленьем,
Все, что цвело -- скосил ты на корню!

Полнеба надо мной огнем пылает,
Закат, тоска, смятение и кровь.
И не пойму -- то сердце догорает?
То день горит, или моя любовь?
20 июля 1993 года


***
Да, я воровкой, я воровкой стала
И даже не стыжусь о том признаться.
Я эту ночь, я эту ночь украла
Украла у рассвета и заката.

Пока еще брожу я на свободе
Я эту ночь украла для прощанья.
Алмазы звезд, и бархат небосклона,
И серебро фонтанного звучанья.

Все здесь чужое, куплено другими,
Я ни на что уж не имею права.
И ты -- не мой, и я украла имя,
И даже взгляд твой у другой украла...
25.12.93.

***
Еще один май без любви.
О боже, еще один май!
Уходят прекрасные дни,
Надежда на счастье, прощай!

Прощальная сказка весны,
Ты вновь обманула меня!
И свечи каштанов, грустны,
Растают, не давши огня.
29 мая 1994 года

***
Звезда горела обещаньем встречи --
Пускай в конце тяжелого пути.
Мы разминулись в тот туманный вечер
И мне тебя не встретить, не найти.

Я утра дожидалась, но напрасно.
Часы идут -- на небе не светло.
Звезда любви сверкнула и погасла,
А солнце позабыло, не взошло.
16 августа 1994 года

***
Когда-нибудь, отчаяньем пронзенный,
Устанешь ты и поглядишь назад.
Увидишь светом молний озаренный
Далекий, кружевной, вишневый сад.

Увидишь сотни планов и пролектов,
Которые ты в жизнь не претворил,
И мать свою, уставшую навеки,
И девочку, которую любил...
4 сентября 1994 года

***
Спаси меня. Я гибну. Дай мне знак
Что жив еще, что помнишь хоть немного.
Я как отряд, вдруг сбившийся с дороги
В хмельном чаду бессчисленных атак.

И если хоть чуть в тебе осталось
Того, за что любили мы друг друга,
Ты прояви не доблесть и не жалость -
Но выйти дай из гибельного круга.
7 октября 1994 года

***
Летит с небес на белый снег
Звезда, сгоревшая планета.
Письмо отправил человек
И на него не ждет ответа.

Зачем ответ? Не отписать
Невыразимого словами,
Звезды паденье не сдержать
В ночи над белыми снегами...
12 ноября 1994

***
Февраль. Преддверие разлуки.
Все как всегда, и все иное.
Глаза, уста, предметы, звуки
И небо -- вечно-голубое.

Пусть ты еще со мною рядом,
Но час назначен для прощанья,
И с каждым вздохом, с каждым взглядом
Растет меж нами расстоянье...

Часов осталось слишком мало,
Чтоб завершить два главных дела:
Мне все сказать, что не сказала,
И все простить, что не сумела.
8 февраля 1995 года

***
Сиявшая полночью майской,
Любовь сулившая звезда,
Смутила душу вечной сказкой
И обманула -- как всегда.

Как мне привлечь ее к ответу?
И что ей строгий суд земной?
Она горит обманным светом
Так высоко над головой.

Туда и птицы не летают,
Людей не слышны голоса...
И по щеке моей стекает
К губам соленая слеза.
29 июля 1995 года

***
Ты был обещан мне когда-то
Девкой изменчивой -- судьбой.
Ты был обещан мне как плата
За все, что было не с тобой.

За боль измен, за стыд расплаты,
За безнадежные пути,
За всех, кто клялся на закате,
Чтоб в предрассветный час уйти.

За униженье отсуплений,
За все сожженные мосты,
За крах проигранных сражений
Мне был обещан в жизни ты.

И ты мог думать, что кому-то
Так расплатившись -- и любя,
Что я могу хоть на минуту
Пока живу, отдать тебя?
24.08.95.







 
Rambler's Top100 List.ru - каталог ресурсов интернет